Однажды после войны мой дед Минай купил на рынке за гроши несколько альбомов старых фотографий и открыток с видами  Геленджика.  Один из
альбомов состоял из великолепных фотографий местного фото мастера, Александра Яковлевича Кривоноса.  Его фото-лаборатория когда-то
находилась почти на самом берегу Черного моря,  но была закрыта в 1931 году, когда в Геленджике запретили работу всех частных фотографов.  
Позже Кривонос   уехал из города, жил и умер в подмосковье.  Но его потомки продолжали жить в городе.  Один из них работал обувным мастером
в курортной зоне. В период жестокой нищеты и сильно нуждаясь в деньгах, он продал на рынке в 1948 году за гроши альбомы с фотографиями
своего знаменитого предка.  Так эта самая полная и великолепная коллекция старых фотографий города попала к моему деду и долго у него
хранилась.  Мне в детстве часто давали посмотреть эти старые альбомы, чтобы так вот чем-то занять мой любознательный и пытливый ум.  Эти
сюжеты на фотографиях и рассказы бабушки о событиях и людях там изображенных вошли в мою жизнь очень рано, запечатлились глубоко внутри.  
Я тоже стала частью этих старых историй, что нашли свое отражение на фото-карточках.  Мой дед всегда и сам увлекался фотографированием, а
позже приучил и меня зорко вглядываться и отыскивать красоту в простых вещах, природе и в окружающем мире.
Никогда не заглядывая в Интернет, законные владельцы исторических фотографий о Геленджике долгие годы даже не подозревали, что когда-то
странно исчезнувшие семейные альбомы с коллекционными открытками, изображающие различные виды старого Геленджика, печатаются в
социальных сетях теми, кто имеет прямое отношение к их исчезновению. Эти фотографии и открытки имели
историческую ценность для истории
города. Но главное они имели бесценную эмоциональную важность для членов семьи, так долго хранящих эти ценности. У все еще живых
наследников все еще хранятся те старые негативы, касеты, пленки и письма-свидетельства о владении этими старыми реликвиями.  По поводу
исчезновения и незаконного приобретения этих фотографий ведется расследование. Нарушение прав собственности карается Российским законном.
                                                                         ***
В 1980х перед моим окончательным отъездом в Ленинград, я отдала все альбомы с моими лично сделанными фотографиями моей соседке - гречанке,
которая была и моей родной тетей.  Она не знала, что делать с фотографиями старого города и решила отдать их Костику Куприянову.  А что было
потом - неизвестно, но мои собственные фотографиит тоже стали гулять по разным сайтам с перепутанными названиями и даьами.
Совсем иная история была с личными альбомами и коллекциями моего деда Миная.  Он купил эти коллекции старых открыток у местнрого жителя
Геленджика сразу после войны.  Местный житель был родственником местного фотографа Александра Яковлевича Кривонос. Коллекция старых
открыток с видами дореволюционного города была необычайно полной и в хорошем состоянии.  Я росла с этими открытками и отлично их помнила.
История с кражей этих исторических фотографий началась еще в 1985 году, когда Игорь Шелапут и Игорь Платон обманным путем заполучили
старые  альбомы деда Миная от его внука. Они выманили старые альбомы, вероломно напоив водкой своего одноклассника, голодного и
несчастного Алексея Галакт. Юнной внук Миная, Алексей, истерзанный дедовщиной в армии, незаслуженно поломанный жизнью и людьми, рано
оставшийся без матери и отца и сильно нуждающийся умолял друзей помочь ему. Вместо оказания помощи, в которой так нуждался их бедный
товарищ, они хитростью заполучили у отчаявшегося одноклассника семейные альбомы его деда. А потом они опубликовали отдельной книжкой эти
страые фото и открытки (Краснодар, Географическое Об-во), и оригиналы появились на форуме сайте "Радикал".  
Читать
Но было и еще более жестокое продолжение этой истории. В 2001 году к беспомощной 90-летней бабушке Алексея - Анне Ильиничне - по наводке и
подсказке, пришли две бездушные "
охотницы за стариной". Безжалостные воровки пришли к несчастной старушке забрать её последнюю реликвию
и память. Две черные ведьмы на глазах у безпомощной старушки обшарили её дом, требуя сказать, где она хранила свои старые альбомы с
историческими видами Геленджика.  Но эти старые фотографии для бедной старушки были её памятью и любовью, её единственной связью с
жизнью.  Потом они выдернули эти альбомы из-под матраса, на котором лежала старая женщина и унесли с собой святые реликвии памяти её семьи.
А через некоторое время старые фотографии и открытки Геленджика, сделанные еще в юнности мужем Анны,  - Минаем, -  стали появляться в
интернете со штампами разных организаций (Николос) . А присвоившие их преступницы чувствовали себя безнаказанными и легко ставили под
чужой собственностью свои комментарии  в разных соц сетях. Владельцы  разных сайтов использовали старые открытки и фотографии Мины для
рекламы, привлечения слиентов с целью наживы.
 Читать. Теперь только Время и Закон Совести вынесут вердикт...Об украденных исторических
фотографиях Геленджика
читать здесь.
Выдающиеся люди Геленджика чаще всего были простыми и скромными.  По крайней мере таким был  Минай Филимонович Филимонов.  Он жил со
своей семьей тихо и спокойно в Геленджике на ул. Первомайской, и даже на демонстрации редко одевал свои военные награды. Минай много
фотографировал старый Геленджик и иногда подписывал свои фотографии под разными псевдонимами. Именно его фотографии, наравне с
фотографиями его друзей (
А. Соколенко и Н.Волкова), использовались для создания открыток о городе-курорте. Нам дорога память о тех немногих
настоящих, честных, мужественных и неподкупных героях Геленджика, каким и был Минай Филимонович, похоронненный там же, на старом
кладбище, недалеко от вечного огня. В 2016 году внук умершего в 1984 году Миная Филимоновича Филимонова написал: «
У деда были два
фотоаппарата:
ФОТОКОР и ФЭД. ФЭД в войну называли "лейка". Помните песню "Военных Корреспондентов", которую так душевно пел
Леонид Утесова про ФЭД: "с лейкой и блокнотом...".
 Его внук Михаил в юнности как-то выиграл у деда эти фотоаппараты в шахматных турнирах.
А так как Михаил тоже увлекался фотоделом, то дед Минай и отдал их ему.  Ныне эти фотоаппараты храняться  в архиве его семьи под Москвой.  
Фотокор полностью в рабочем состоянии.  У ФЭДа порвалась шторка затвора, которая была сделана из материи и со временем пришла в
негодность.  Интересно, что сохранилась у этой семьи сохранилась и фото-бумага деда Миная с датой от
22 июня 1941 года. "Когда мы на ней
печатали, то фотографии выглядили как дореволюционные," -
писал Михаил.                                                                          
                                   «Фотокор»
К середине 1920-х годов в СССР назрела необходимость в развитии производства
отечественных фотоаппаратов — на тот момент советские фотолюбители, к тому
времени уже достаточно многочисленные, вынуждены были довольствоваться
либо крайне редкими и дорогими импортными образцами, либо
низкокачественными «самоделками». 24 мая 1928 года, в целях снижения
остроты ситуации, ВСНХ РСФСР было принято решение начать выпуск
отечественных фотоаппаратов на базе наиболее удачных западных образцов.
Задача разработки фотоаппарата была возложена на Ленинградский
Государственный оптико-механический завод (ГОМЗ). Разработка фотоаппарата
продолжалась с 1928 по 1930 год, когда новый фотоаппарат под маркой
«Фотокор № 1» поступил в серийное производство. Серийное производство
«Фотокоров № 1» осуществлялось большими сериями с 1930 по 1941 год
включительно и составило свыше 1 млн экземпляров.  
Читать

            Фотоаппараты со шторным затвором – ФЭД
ФЭД (Феликс Эдмундович Дзержинский) — серия советских дальномерных и
шкальных малоформатных фотоаппаратов, производимых в 1934—1996 годах в
Харькове.  В 1933 году в мастерских Детской трудовой коммуны НКВД УССР
им. Ф. Э.Дзержинского (рук. А.С. Макаренко) вручную собрали несколько
десятков фотоаппаратов по образцу немецких«Leica I». В 1935г было выпущено
уже 15 тыс. аппаратов.  «ФЭД» был одним из первых советских малоформатных
фотоаппаратов, достаточно неприхотливым и надёжным, благодаря чему он часто
использовался военными фотокорреспондентами. Первая модель «ФЭД»
выпускалась во множестве вариантов, отличавшихся применёнными
материалами, покрытиями, надписями, конфигурацией отдельных деталей, что
представляет значительный интерес для коллекционеров. Ч
итать
ALLRIGHTSRESERVED@NOWITISYOURSCHOOL 2017